Лучшая стоимость печати журнала в Москве и Московской области.
    Главная
    Теория познания
    Динамика науки
    Контакты

Неопозитивизм

Важным в эмпириокритицизме было и его критическое отношение к наивно-реалистической теории познания, стремление преодолеть возникающие в ней противоречия. Эта привычная для здравого смысла концепция была подвергнута критике еще Дж. Беркли и Д. Юмом. Напомним их аргументацию. Допустим мы получили в чувственном опыте образ некоего предмета. Пусть это будет стол. Мы имеем в опыте ощущения цвета, формы, твердости и т.д. и этот комплекс ощущений обозначаем словом стол. Задача состоит в том, чтобы доказать, что этот комплекс является копией реального предмета. Для этого нужно сравнить восприятие предмета с самим предметом. Но сколько бы раз мы не осуществляли опыт, мы будем получать ощущения и их комбинации. Мы будем сравнивать ощущения, полученные в начальном опыте с ощущениями, полученными в последующих опытах. Отсюда Беркли сделал вывод, что в теории познания не следует постулировать существование вещей как материальных образований вне нашего чувственного опыта. Логичнее считать, что первичной реальностью являются ощущения, а вещи – это комплексы ощущений. Эмпириокритицизм воспроизводил многое из того, что уже было сказано Беркли и Юмом и сталкивался с теми же трудностями -, например, - с солипсизмом.
Между эмпириокритицизмом и неопозитивизмом была прямая преемственность. Методологические проблемы науки, которые были выявлены эмпириокритицизмом, в период становления неопозитивизма приобрели особую остроту. Критерии очевидности и наглядности, которыми широко пользовалась классическая наука, утрачивали свою ценность. Неопозитивизм предложил особый подход к обоснованию фундаментальных понятий и принципов науки. Он сосредоточил внимание на анализе языка науки. Логика и язык выдвигаются на первый план в силу ряда обстоятельств. Укажем два главных. Во-первых, это трудности, с которыми имели дело математики в начале XX века. В науке образцом строгости всегда считалась математика. Но довольно неожиданно математики стали все чаще встречаться с различного рода парадоксами, противоречиями. Крепло убеждение, что корни затруднений скрыты в основаниях математики, а основаниями математики являются логика, некоторый искусственный язык и философия. Глубокие специалисты в области математики и логики – немец Готтлоб Фреге и англичанин Бертран Рассел, пришли к выводу, что прежняя философия устарела, в ней не меньше путаницы чем в математике. Во-вторых, аналитизм (понятие «аналитическая философия» появляется после второй мировой войны и постепенно вытесняет термин «неопозитивизм»; внутри «аналитической философии» можно выделить два направления: философию логического анализа и лингвистическую философию) возник как реакция на засилье идеализма в английских университетах начала 20 века. В аналитической философии мы в очередной раз встречаемся со стремлением к ясной философии. Ясность философии связывалась прежде всего с языком. В отличие от мыслей и чувств в истинности языковых описаний внешних для человека фактов может убедиться каждый. Задача философии стала мыслиться как задача прояснения языка. Так, Фреге считал, что логическая путаница может заключаться в отождествлении значения имени и его смысла (значение одно – планета Венера, а смыслы разные: «утренняя звезда» и «вечерняя звезда»), Джон Мур предлагал неясные спорные суждения переформулировать в более ясные. Ранний этап развития аналитической философии получил свое завершение в небольшой книжке Людвига Витгенштейна «Логико-философский трактат», основные положения которой следующие:
-язык есть граница мышления (язык и мышление совпадают; лучше вообще говорить не о мышлении, а о языке, мышление «за языком – это химера);
-есть только один мир – мир фактов, со-бытий (сосуществующих фактов реальности), которые описываются совокупностью естественных наук;
- предложение – это картина мира, так как оно имеет с миром одну и ту же логическую форму (если бы мир был нелогичным, то его нельзя было бы представить в форме предложений);
-сложные предложения состоят из элементарных предложений, которые соотносятся непосредственно с фактами (молекулярные предложения состоят из атомарных);
- высшее невыразимо (имеется в виду, что предложения этики, эстетики, религии нельзя обосновать фактами – сравним два предложения: «Сергей любит Лену» и «Сергей ненавидит Лену». В фактуальном мире мы обнаруживаем Сергея и Лену, но не их любовь и ненависть. «В мире, - пишет Витгенштейн, - все есть, как оно есть, а все происходит, как оно происходит; в нем нет ценности» (рассказать о логическом бихевиоризме – Карл Гемпель предлагал переделывать предложения психологии в предложения, описывающие поведение т.к. иной верификации чувств провести невозможно) Высшее мистично о нем нельзя говорить языком истины;
- «То, что вообще может быть сказано, может быть сказано ясно». Обо всем остальном, например, мистическом, лучше молчать;
философия не может состоять из научных предложений, ибо философские предложения нельзя проверить на истинность и ложность;
- цель философии – логическое прояснение языка. Поэтому философия – это не особое учение, а деятельность по прояснению языка.

Если местом становления аналитического направления в философии можно считать Англию (Кембридж), где работали Мур, Рассел и Витгенштейн, то позднее центр движения переместился в Вену. Представителями «Венского кружка» были Карл Гемпель, Рудольф Карнап, Мориц Шлик, Отто Нейрат. Вторая мировая война вынудила абсолютное большинство философов эмигрировать в США, где они продолжали работать
Общим для данных философов было отрицание философии как учения о первых принципах. По мнению Карнапа, истинность философских предложений невозможно обосновать. От философии следует отказаться в пользу науки, лишь она представляет собой обоснованное знание. Логические позитивисты считали, что все предложения науки являются либо аналитическими, либо синтетическими. Аналитические предложения логически необходимы –например, «тела протяженны» - действительно протяженность – это неотъемлемая характеристика любого тела и когда мы говорим «тело», то само собой подразумеваем, что оно имеет определенную ширину, длину, высоту. Пример синтетического предложения «На столе лежит книга». По определению стол не является чем-то таким, на чем непременно лежит книга. Истинность синтетических предложений устанавливается эмпирическим путем,т.е. опытом, эксперементальными данными. Принцип верификации (проверяемости) именно предполагал, что все синтетические предложения проверяются в эксперименте Сложный текст надо разложить на элементарные, протокольные предложения, а их уже проверить фактически, т.е. путем соответствия наблюдаемой действительности. В основе науки, по мнению логических позитивистов, лежат протокольные предложения, выражающие переживания субъекта. Истинность этих предложений абсолютно достоверна и несомненна. Совокупность истинных протокольных предложений образует твердый эмпирический базис науки. Для методологической концепции логического позитивизма характерно резкое разграничение эмпирического и теоретического уровней знания. Однако первоначально члены Венского кружка полагали, что все предложения науки — подобно протокольным предложениям — говорят о чувственно данном. Поэтому каждое научное предложение можно свести, "редуцировать", к протокольным предложениям подобно тому, как любое молекулярное предложение  может быть разложено на составляющие его атомарные предложения. Достоверность протокольных предложений передается всем научным предложениям, поэтому наука состоит только из достоверно истинных предложений. (Можно предположить, что протокольное предложение должно было выглядеть приблизительно так: "Я сейчас воспринимаю круглое и зеленое".)
С точки зрения логического позитивизма, деятельность ученого в основном должна сводиться к двум процедурам:
1) установление новых протокольных предложений;
2) изобретение способов объединения и обобщения этих предложений. Научная теория мыслилась в виде пирамиды, в вершине которой находятся основные понятия, определения и постулаты; ниже располагаются предложения, выводимые из аксиом; вся пирамида опирается на совокупность протокольных предложений, обобщением которых она является .
Прогресс науки выражается в построении таких пирамид и в последующем слиянии небольших пирамидок, построенных в некоторой конкретной области науки, в более крупные пирамидки, которые, в свою очередь, сливаются в еще более крупные и так далее, до тех пор, пока все научные теории и области не сольются в одну громадную систему — в единую унифицированную науку. Однако вскоре стало очевидно, что "чистого" чувственного опыта, к которому апеллировали логические позитивисты, не существует. Это показал еще  Кант. А в психологии XX в. была экспериментально доказана связь, существующая между работой органов чувств и мышлением человека, в частности, даже его профессиональными знаниями. Таким образом, убеждение логических позитивистов в том, что наука опирается на твердый эмпирических базис, а этот базис состоит из абсолютно истинных протокольных предложений, выражающих чувственные переживания субъекта, оказалось ложным.
   Отметим, что в связи с выделением аналитических и синтетических предложений логические позитивисты полагали, что все науки можно разделить на эксперементальные (физика, химия, история, социология и др.) и неэксперементальные (логика и математика).
 Предложения  философии и не аналитичны и не синтетичны – они бессмысленны. Стремление к ясности предполагало негативное отношение к философским предложениям.

Все то же стремление к ясности лежит и в основе физикализма – одной из концепций неопозитивизма, состоящей в требовании перевода предложений конкретных наук на язык физики – «физикалий». Основными представителями были Нейрат и Карнап. Физикализм был основой неопозитивистской идеи унификации всех наук на базе универсального языка – языка физики. Например, физикалисты считали, что сознание как качественно особый феномен не существует, т.к. психическое может быть сведено к нейрофизиологическому, а в конечном счете к физическому (т.е. к физическим реакциям, происходящим в мозге). Поэтому и психология может быть сведена к физике. (Редукционизм)
Неопозитивизм был устремлен к тому, чтобы все проверять фактами. Однако оказалось, что этот главный принцип «Все проверяй фактами» нельзя проверить фактами – это типичный философский принцип, обладающий универсальным содержанием). История с принципом проверяемости показывает, что при всем желании от философии  избавиться невозможно. Классические проблемы философии, преодоление и снятие которых обещал неопозитивизм, воспроизводились в новой форме в ходе его собственной эволюции.
С ослаблением влияния логического позитивизма сравнительно большой вес приобрело течение английских аналитиков, последователей Джона Мура и позднего Витгенштейна – так называемая лингвистическая философия. Последняя, отвергает логическую формализацию как основной метод анализа и занимается иследованием типов употребления выражений в естественном, обыденном языке. В то время как философия логического анализа считает себя философией науки и представляет линию сциентизма, сторонники философии лингвистического анализа выступают против какого-либо культа научного знания и отстаивают «естественное» отношение к миру, выраженное в обыденном языке (в Великобритании – Гилберт Райл, Джон Уисдом, Джон Остин). Впрочем эта философия «обыденного языка» будучи одной из школ неопозитивизма считает традиционные проблемы философии псевдопроблемами, возникающими в силу дезориентирующего влияния языка на мышление. В отличие от сторонников философии логического анализа, представители лингвистической философии усматривают задачу философа-аналитика не в том, чтобы реформировать язык в соответствии с некой логической нормой, а в детальном анализе фактического употребления естественного разговорного языка с тем, чтобы устранять недоразумения возникающие вследствие его неправильного употребления.