Фуршет в офис выездные фуршеты.
    Главная
    Теория познания
    Динамика науки
    Контакты

Социология науки

Наука играет в развитом обществе  весьма значимую роль, и повышенный интерес к ней социологии вполне закономерен. Не только наука является одной из решающих сил общественного развития, но и общество во многом определяет ход и специфику научного познания. Интерес к проблематике социокультурной обусловленности научного познания постепенно выделил её в качестве особого предмета исследования. Именно на этой почве активизировались исследования, представленные социологией научного знания.
Социология науки имеет достаточно прочную традицию, представленную идеями К.Маркса, Э.Дюркгейма, М.Вебера, К. Мангейма. В 50-60-х гг 20 века в работах американского социолога Р.Мертона была предложена социологическая модель науки, которая сыграла существенную роль в ориентации современных исследований в этой области. Р.Мертон исследовал влияние на рост современной науки экономических, технических и военных факторов. Но главной областью его иследований был анализ ценностно-нормативных структур, которые определяют поведение человека науки и которые Мертон обозначил как «научный этос» (нрав,обычай, характер). Всвоих ранних работах он продолжил и развил поход М.Вебера к анализу социальных истоков новоевропейской науки, важнейшим из которых он считал связь зарождающейся науки с пуританской религиозной моралью. Позднее Мертон сформулировал концепцию научного этоса как набора ценностей и норм, регулирующих научную деятельность. К их числу Мертон относил универсализм, коллективизм, бескорыстность и организованный скептицизм. Эта ценностно-нормативная структура, согласно Мертону, устойчиво воспроизводится в историческом развитии науки и обеспечивает ее существование. На её основе формируется система конкретных предпочтений, запретов, санкций и поощрений. Они, в свою очередь, конкретизируются применительно к тем или иным социальным ролям в рамках института науки. Система институциональных ценностей и норм стимулирует научный поиск, ориентирует на открытие нового. Открытие поощряется признанием коллег (званиями, почетными наградами и т.д.). Такого рода поощрения ценятся в науке больше чем денежное вознаграждение.
Поскольку открытие является главной ценностью, значительное место в научных сообществах занимают приоритетные споры. Они, согласно Мертону, также регулируются научным этосом. Невыполнение совокупности этих норм порождает отклоняющееся, девиантное поведение ученых (плагиат, шельмование конкурентов и т.п.).
В дальнейших исследованиях социологов науки было показано, что выделенные Мертоном ценности и нормы в реальной научной деятельности могут в конкретных ситуациях модифицироваться и даже заменяться альтернативными.
Американский социолог И.Митрофф показал на конкретном материале проведенных им исследований, что в коммуникациях сообщества в ряде конкретных ситуаций эффективными оказываются регуляторы, альтернативные тем,которые обозначил Мертон. Принцип унивсализма, который предполагает оценку научных результатов в соответствии с объективными, внеличностными критериями, в реальной практике не соблюдается. Оценки учеными результатов своих коллег всегда личностны, эмоционально окрашены. К своим собственным идеям исследователь чаще всего не  относится критически, как это предполагает  мертоновский принцип организованного скептицизма, а отстаивает их, даже когда сообщество скептически относится к полученным результатам. Открытость исследований, полагаемая принципом коллективизма часто нарушается режимом секретности.
М. Малкей, американский социолог науки, в своей книге «Наука и социология знания» отмечал несколько возможностей интерпретации исследований Мертона и Митроффа. Первый подход связан с утверждением неполноты выделенных Мертоном компонентов системы институциональных ценностей науки, второй – со скептицизмом в самом существовании таких универсальных ценностей. Многие западные социологи науки считают, что поскольку ценностная структура научного этоса исторически меняется и в конкретной практике научных сообществ могут применяться альтернативные ценности, сомнительно существование непреходящих, устойчивых институциональных ценностей.
Из того факта, что в ряде конкретных ситуаций отдельные ученые не соблюдают строго и неукоснительно общие принципы научного этоса, не следует, что эти принципы не имеют регулятивной функции и вообще не нужны. Здесь примерно та же ситуация, как и в следовании принципам нравственности, высказанным в библейских заповедях. Заповедь «не убий» является идеалом, а в реальной жизни она нарушается. Есть убийства, за которые следуют самые суровые наказания, и есть убийства, например на войне, при защите страны, за которые награждают. Однако отсюда не следует, что идеал «не убий» не играет в общественной жизни накакой роли. Если этот запрет упразднить, то практически это означало бы поощрение убийства, и общество быстро бы превратилось в войну всех против всех.
Социология науки центрирует внимание на функционировании и развитии науки как социального института. В сферу её проблематики попадают, прежде всего, коммуникации исследователей, организация сообществ, поведение ученых и их различные роли в сообществе, отношения между различными сообществами, влияние на науку экономических, политических факторов и т.п.
Бесспорно, эти аспекты важны для понимания науки. Но здесь возникает вопрос: достаточны ли они, чтобы выявить закономерности её развития?
Во второй половине 20-го века в западной философии и социологии науки обозначились два альтернативных подхода к исследованию исторического развития науки. В первом развитие науки объяснялось из самого себя – здесь акцент делался на содержании научного познания, истории научных идей, развитии концептуального аппарата науки. Этот подход получил название интернализма. Одним из родоначальником интернализма был Александр Владимирович Койре (Койранский) – французский философ и историк науки, родившийся в Таганроге в 1882 (1882-1964). Второй подход ориентировался на анализ влияния на науку социальных факторов. Он получил название экстернализма. Каждый из этих подходов имел определенные модификации, представленные «сильной» и «ослабленной» версиями. В частности сильная версия интернализма была представлена в позитивистской традиции, которая вообще игнорировала социокультурную детерминацию научного познания. Ослабленная версия интернализма  представлена рядом постпозитивистских концепций  философии науки, которые признавали влияние социокультурных факторов на научное познание. Но они рассматривались как интегрированные в логику объективного роста знания (К.Поппер, И. Лакатос, С. Тулмин).Ослабленная версия экстерналистского подхода была представлена, например, в работах Р. Мертона. Он признавал, что социология науки должна взаимодействовать с философией и методологией науки. Без этого взаимодействия, сама по себе она не имеет средств анализа того, как развиваются научные идеи. Социология науки ставит целью выявить социальные условия и мотивы исследовательской деятельности. Она имеет свой особый предмет, отличный от предмета философии науки.
Сильная же версия экстерналистского подхода полагает, что поскольку развитие знания социально детерминировано, то социология науки поглощает проблематику философии и методологии науки. Основанием для такой точки зрения является тезис, что для роста научного знания решающими служат процедуры его социального конструирования в деятельности ученых в лабораториях, цепочки их решений и обсуждений, коммуникации исследователей, осуществляющих выбор той или иной концепции. Эта позиция довольно четко излагается К. Кнорр-Цетиной, специалистом в области микросоциологических исследований науки. Она считает познавательное отношение «природа – научное знание» внешним для науки и не раскрывающим механизмы формирования знания. Главными характеристиками этих механизмов она полагает социальные отношения исследователей в рамках научной лаборатории. В настоящее время обозначенные подходы (интернализм, экстернализм) сохраняются. Вместе с тем все актуальнее становится задача разработки таких концепций развития науки, которые интегрировали бы позитивные элементы, содержащиеся как в интерналистских, так и в экстерналистских подходах.