Главная
    Теория познания
    Динамика науки
    Контакты

Институционализация науки

Вместе со становлением индустриального общества наука превращается в один из решающих факторов общественного развития. Она становится не только «производительной силой» и обязательным условием успешного технико-экономического развития, но и оказывает сильнейшее влияние почти на все сферы человеческой деятельности, решительно меняет устаревшие представленияоб окружающем мире, космоке, живой и неживой природе, биологических основах человеческой жизни, раскрывает тайны мозга и психики. Овладение научными знаниями становится необходимым условием формирования человеческой личности, причем процесс этот начинается с первых классов общеобразовательной школы, продолжается в профессиональной высшей школе, но на этом не заканчивается. Динамично развивающееся современное общество требует от человека постоянного овладения новыми научными знаниями, необходимыми для профессионального роста.  Сфера образования испытывает наиболее сильное воздействие науки и научных открытий, она постоянно меняет свои образовательные программы, включая в них сведения о новейших научных открытиях, и, готовя высоко профессиональные кадры, способствует дальнейшему прогрессу науки и техники. Благодаря небывалому триумфу науки в 20 веке научная рационализация охватила почти все сферы человеческой жизни, а сам человек науки – ученый стал одной из влиятельных фигур общественной жизни.
Институционализация науки - это одно из ключевых понятий современной социологии науки, которое позволяет раскрыть основные особенности и закономерности формирования развития системы научного знания, превращения ее в социальный институт.
Институционализация науки предполагает рассмотрение процесса ее развития с трех сторон:
1) создание различных организационных форм науки, ее внутренней дифференциации и специализации, благодаря чему она выполняет свои функции в обществе;
2) формирование системы ценностей и норм, регулирующих деятельность ученых, обеспечивающих их интеграцию и кооперацию;
3) интеграция науки в культурную и социальную системы индустриального общества, которая при этом оставляет возможность относительной автономизации науки по отношению к обществу и государству.

Как отмечалось ранее, зачатки научной деятельности, первые системы эмпирического знания появились еще в эпоху древних цивилизаций Востока и Эллады, а вместе с ними возникли и первые формы организации исследовательской деятельности. Особенно зримо это проявляется в эпоху Древней Греции, история которой характеризуется борьбой различных школ и направлений. Среди них наиболее известными были академия Платона и лицеон Аристотеля. Особенностью развития науки в тот период было то обстоятельство, что научно-исследовательская деятельность тесно соприкасалась с преподаванием, с процессом образования.
Тенденция взаимосвязи научных исследований и образования набирает силу в эпоху Средневековья, а особенно в период Возрождения, когда светская культура отпочковывается от религии. Появление в 12-13 вв. университетов в Европе создает новую, более благоприятную среду для развития науки, которая, с одной стороны, базировалась на античном культурном наследии, а с другой – привнесла в научные исследования дух экспериментирования, идею «испытания» природы, зародившиеся в эпоху Возрождения (Ленардо да Винчи, Б. Телезио и др.). Университетская среда способствовала накоплению и систематизации знаний в области физики, химии, медицины и других естественных наук. В то же время в силу известного консерватизма университетов, их духовной и религиозной направленности они и тормозили и стимулировали развитие научного знания. Достаточно сказать, что передовые философы Нового времени Р. Декарт, Т. Гоббс, Дж. Локк создавали свои труды вне стен университетов. Вот почему в ряде стран Европы в 17 веке стали создаваться принципиально новые формы организации деятельности ученых. В 1662 г. открывается английское Королевское общество, в 1666 г. – Французская академия, а в 1725 г. по указу Петра I создается Российская академия. Эти научные организации ставили своей задачей оказание помощи ученым в проведении экспериментов, налаживании коммуникаций между ними (обмен информацией, опытом исследовательской деятельности). С образованием научных академий исследовательская деятельность перестает быть делом гениальных одиночек, приобретает принципиально иной, коллективистский характер. Благодаря этому обстоятельству формируется особая инфраструктура науки – сложная многоканальная система научных коммуникаций, стимулируемая и поддерживаемая научными журналами, сборниками, проведением конференций и других организационных мероприятий. Формирование академий означало вместе с тем, что деятельность ученых как особая профессия начинает получать признание в обществе, хотя следует признать, что в 17 в. и особенно в 18 в. ученый в общественном сознании воспринимается не столько как профессионал, компетентный в какой-то узкой сфере исследований, сколько как просветитель, носитель истинного знания, борец с невежеством.
В эпоху Просвещения, когда социальная роль церкви ослабевает, происходит окончательное отпочкование науки от религиозных верований, формирование собственной научной идеологии и научной этики. Идеал объективной, этически нейтральной науки, независимой от каких-либо религиозных, моральных, философских или политических воззрений, получает широкое распространение во второй половине 19 в. Утвердившийся к тому времени в странах Западной Европы новый капиталистический порядок с присущими ему либерально-буржуазными ценностями, провозгласив свободу личности и неприкосновенность частной собственности, сделал возможным утверждение автономной системы ценностей в науке.
Вторая половина 19 в. ознаменовала начало решающего этапа на пути институционализации науки, интеграции ее в социальную систему, прежде всего в технико-индустриальный комплекс. Именно с этого времени набирает силу процесс внедрения научных открытий в различные сферы промышленности, сельское хозяйство, производство вооружений и др. Особенно важную роль начинают играть химия (производство удобрений и красителей), электромеханика (создание электроламп, а затем электродвигателей), теплофизика (усовершенствование тепловых двигателей). Технический прогресс, осуществляемый в прежние годы отдельными гениальными ремесленниками-самоучками (напомним, что изобретение паровоза было осуществлено шахтером Джоржем Стефенсоном, паровой машины – лаборантом Джеймсом Уаттом и т.д.), теперь сливается с научно-прикладными исследованиями, и таким образом технические изобретения получают строгое научное обоснование. Уникальный синтез науки, техники и производства стал осуществляться специальными исследовательскими институтами и лабораториями. Численность ученых, занятых прикладными исследованиями, быстро растет и в конечном счете приводит к созданию так называемой «большой науки», включающей в себя широко разветвленную сеть исследовательских учреждений, занимающихся разработкой проблем, актуальных для развития производства. Появление этого типа научных исследований привело к изменению ценностных ориентаций ученых. Если прежде для них важен был сам процесс достижения истины, прирост нового знания, то теперь принципиально важным становится практический эффект. Параллельно усилению прикладной функции науки происходит отделение фундаментальной науки от прикладной, как организационно, так и в ценностном измерении.
Тесная связь науки с призводством, окончательно укрепившаяся в начале 20 в., означала вместе с тем признание обществом высокой ценности научного познания, которое превращается в мощную производительную силу, оказывающую возрастающее влияние на все стороны общественной жизни. В то же время технический прогресс способствовал совершенствованию материально-технической базы науки, что позволяло проводить сложные эксперименты и тем самым расширить горизонты научного познания.
Известный английский ученый и общественный деятель Дж. Бернал, уделявший много времени изучению истории науки, справедливо отмечал, что «результатом соединения промышленности с наукой было то, что в ходе последнего столетия наука постепенно превращается в социальный институт».
Другая характерная особенность развития науки на рубеже 19-20 вв. – продолжающаяся дифференциация научных дисциплин, каждая из которых обладает организационной самостоятельностью (кафедры, лаборатории, институты), своими исследовательскими приемами и методами, специально подготовленными научными и инженерными кадрами. Становление дисциплинарной науки окончательно превращает  научно-исследовательскую  деятельность в особого рода профессию, занимающую весьма престижное место в социально-профессиональной структуре общества.
Утверждению науки в качестве особого социального института способствовал целый ряд важных организационных изменений в ее структуре. Вместе с интеграцией науки в общественную систему происходит и определенная автономизация науки от общества. В первую очередь этот процесс реализуется в университетской науке, концентрирующейся на изучении фундаментальных проблем. Автономия социального института науки, в отличие от других социальных институтов (экономики, образования и др.), имеет ряд особенностей.
- Она происходит в условиях господства определенной политической системы, а именно – демократического устройства общества, гарантирующего свободу любому виду творческой деятельности, в том числе и научным исследованиям.
- Дистанционирование от общества способствует формированию особой системы ценностей и норм, регулирующих деятельность научного сообщества, - в первую очередь это строгая  объективность, отделение фактов от ценностей, установление специальных методов определения истинности знания.
- Создается особый язык науки, отличающийся строгостью определений, логической четкостью и непротиворечивостью. В развитых естественных науках этот язык настолько сложен и специфичен, что понятен только для посвященных, специалистов.
- Социальная организация науки характеризуется существованием особой системы социальной стратификации, в которой  престижность ученого, его социальная позиция в этом сообществе оцениваются на основе специальных критериев. Этот тип социальной стратификации существенно отличается от стратификации общества в целом, что также способствует выделению социального института науки в качестве самостоятельного и независимого установления.